Камиджо. Воссоединение Versailles

Интервьюер: 2015 год, в котором исполнилось 20 лет с начала Вашей творческой карьеры, Камиджо-сан, стал годом, когда Вы, преодолев время исполняли песни всех Ваших групп и проектов. Год назад, в 58 номере нашего журнала Вы уже делились своими планами об этом. И вот 28 декабря в Zepp Diver City состоялся гранд-финал, где действительно все прошло в соответствии с вашими словами. Это было просто замечательно, действительность превзошла все ожидания.
Камиджо: Думаю, что те, кто пришел на этот концерт смогли понять: «Я — это я». Наверное, до сих еще не бывало концерта, где выступали бы, воссоединившись, несколько бывших групп одного вокалиста.

И: Да, это действительно чудо. На сцену вышли все до единого участники всех групп — и LAREINE и NEW SODMY, которые приостановили свою деятельность более 10 лет назад, и Versailles, так же приостановившие свою деятельность.
К: Когда я давал интервью год назад, уже было решено, что все участники Versailles выступят на финальном концерте! Кроме того я уже связался и с участниками LAREINE и NEW SODMY, но соберутся ли все вместе… Действительно, небывалый поворот событий. Например, я почти 14 лет не общался с MACHI из LAREINE.

И: И каким образом вы встретились с ним снова?
К: В прошлом году, 9 августа, в день годовщины со смерти басиста Versailles Жасмин Ю у меня был сольный концерт в Сайтаме. MACHI пришел туда в качестве зрителя. В этот же день на концерт пришли также MAYU и EMIRU из LAREINE, чтобы посмотреть, как я буду исполнять песни этой группы. И они втроем встретились в зрительном зале. И когда я после концерта вернулся в гримерку, то там и встретился со всеми троими. Когда я увидел MACHI, то потерял дар речи… Просто обнял его, но не смог сказать ни слова.

И: А как MACHI попал к вам на концерт, он рассказал об этом?
К: Оказывается, MACHI постоянно думал обо мне. Его друзья, зная об этом, подарили ему билет на мой концерт. И после того, как все закончилось, мы все вместе пошли в кафе. И именно в этот момент я и решил, что мы все вместе выступим на финальном концерте. Я и раньше предлагал это MAYU и EMIRU, но для них участие MACHI оказалось очень важным. Особенно для MAYU, который именно в этот момент принял окончательное решение.

И: Казалось, что вы преодолели время, ведь и выступление и костюмы были очень похожи на лучшие дни группы.
К: Все трое — MAYU, EMIRU и MACHI сейчас не выступают на публике. Костюмы были приготовлены именно для этого концерта, но думаю, что одевшись в эту очень похожую на прежнюю одежду, сделав макияж и спустя более чем 10 лет поднявшись на сцену, каждый из них вел борьбу с собой прошлым. Так и я после образования Versailles вел борьбу с Камиджо из LAREINE.

И: Да, вы говорили об этом в 58 номере нашего журнала.
К: Да. И думаю, что для них троих выступление в Zepp DiverCity было борьбой с собой из золотых времен LAREINE.

И: Казалось , что внешне они совсем не изменились.
К: С момента прекращения деятельности и до сих пор они словно постоянно были в LAREINE. А когда было решено выступить на финальном концерте, они очень напряженно репетировали. Они действительно приложили огромные усилия, и их мужество внушает уважение.

И: А участники NEW SODMY?
К: Я поддерживал связь с басистом YOU, но с гитаристом AYA у меня не было никакой связи. Но с ним мне помог связаться MASASHI из Versailles. Так удивительно все сошлось, и NEW SODMY тоже смогли выступить в полном составе. В тот день мы стояли на сцене с идеей: «Покажем то, что мы не могли сделать в то время».

И: И LAREINE и NEW SODMY остановили свою активность более 10 лет назад, но этот промежуток времени сразу же словно бы перестал существовать.
К: Группа — это что-то удивительное. Поскольку атмосфера совместного выступления с участниками группы влияла на меня, то я мог играть различные роли — я из LAREINE и я из NEW SODMY, я из Versailles и я из сольного проекта. Словно я переходил из одного модуса в другой. В этот раз был концерт всех времен и групп, и я с большим удовольствием смог ощутить вкус всего этого.

И: С момента прекращения активности Versailles прошло не так много времени, однако что вы почувствовали, когда снова вместе вышли на сцену?
К: Дело в том, что все участники группы, за исключением меня, сейчас играют в группе Jupiter, и я думаю, что для них сейчас развилка на пути. Именно поэтому важно было выйти на сцену в качестве Versailles с совершенно другим настроением. Но вообще я очень благодарен, что все собрались вместе.

И: На сцене Zepp DiverCity состоялась «церемония воссоединения» Versailles. Думаю, что этому предшествовали достаточно драматические события, о которых я обязательно хочу расспросить вам подробно. Но сначала поделитесь, пожалуйста, своими мыслями и чувствами о том, как прошел гранд-финал, ведь теперь прошло около месяца после этого события ( интервью было взято в середине января — прим. Автора).
К: Меня в этот день больше всего заботило то, чтобы концерт не превратился в состязание групп, кто из них лучше. Концерт по типу встречи выпускников тоже был неинтересен, поэтому я представил, что все музыканты, которые со мной выступали, стали для меня актерами, а я был режиссером, сценаристом и музыкальным руководителем. Я обдумывал , как каждый должен появится и уйти, чтобы произвести наилучшее впечатление. Поэтому я продумал все до мельчайших деталей, вплоть до того, кто откуда будет выходить и кто к кому подойдет на сцене. А когда в финале все спускались на сцену по лестнице, то порядок выхода тоже был определен заранее. По обе стороны от меня стояли HIZAKI в красном платье и MACHI, затем TERU и Meku (гитарист, сольный проект), в чем-то близкие друг другу, и так постепенно получалась картина, которую я хотел показать.

И: В сжатом виде мы увидели всю вашу жизнь… Очень хорошо чувствовалось, что «Время продолжает идти, не останавливаясь ни на миг».
К: Да, жизнь человека не должна остановиться на полпути. В этот день мне хотелось показать, что моя жизнь не останавливалась, «Жизнь в розовом цвете». Еще и поэтому на сцене было две ударных установки и целый ряд усилителей для гитар и басов.

И: чтобы не делать пауз для смены аппаратуры.
К: Поэтому и стаффу пришлось, не допуская ни единой ошибки, очень быстро переключать все провода. Ведь если следующая песня начнется, а звука не будет, то это провал.

И: Да, и у музыкантов тоже была нагрузка… интересно, что саппорт-музыканты из сольного проекта также исполняли композиции прежних ваших групп, словно соединяя разное время.
К: Да, God Palace я исполнял с музыкантами иp сольного проекта. Я записал ее и для моего альбома лучших песен. На самом деле это самая важная песня в моем творчестве. В ней отразился мой творческий путь в группах LAREINE и NEW SODMY и мое настоящее, как вокалиста Версаля. Поэтому я назвал ее: «GOD + PALACE=KAMIJO”.

И: Понятно, то есть все друг с другом взаимосвязано. И если до этого фанаты одной группы могли питать враждебные чувства по отношению к другим, то после этого концерта они должны были развеяться.
К: Для фанатов Versailles LAREINE, возможно, казалось чем-то “неправильным», для фанатов
LAREINE группа NEW SODMY тоже могла показаться «неправильной». Но думаю, что в этот день фанаты разных групп смогли признать друг друга.

И: А если бы получилось состязание, кто лучше, такого бы не произошло.
К: Кстати, это была одна из причин, почему на танцполе были установлены стулья и сделаны сидячие места.

И: То есть были мысли и чувства, которые хотелось донести до зрителей от начала и до конца. Но вот Вы сейчас сказали, что хотелось, чтобы все музыканты показали себя наилучшим образом, но ведь в этот день главным действующим лицом должен был стать Камиджо! Ведь все мероприятие было посвящено празднованию 20-летия музыкальной карьеры.
К: Празднование 20-летия моего музыкального творчества длилось целый год, и за это время
почувствовал, что так нельзя. Ведь я смог продолжать заниматься музыкой все эти 20 лет только потому , что меня поддерживали фанаты, стафф и другие музыканты, участники групп. И когда я это прочувствовал, то стал думать только о музыке, об участниках групп, о фанатах. Мне хватило бы того, что меня поздравили один раз. А затем я решил, что, используя год двадцатилетия как повод, я смогу воздать всем благодарность. «Именно в благодарность вам всем, пришедшим поздравить меня, я могу показать вам такие прекрасные вещи». Конечно, мне пришлось немало поволноваться. Но в конечном итоге, выступающие на концерте музыканты смогли преодолеть рамки групп и это было замечательно. Поэтому финальный концерт мы смогли завершить просто роскошно, и я был очень рад этому.

И: Этот концерт стал не только поводом для того, чтобы предаться сентиментальным воспоминаниям, он явился концертом, который связан и с будущим. Такое очень сложно устроить специально. Так что весь тур получил отличное завершение. И позвольте еще раз поздравить Вас с 20-летием успешной творческой деятельности.
К: Спасибо. И именно поэтому после окончания тура и его финала не было чувства какой-то утраты, словно все потеряно, осталась лишь надежда, такого нет. Кстати, MACHI из LAREINE в этом году начал вести твиттер.

И: Да?
К: Хотя уже январь, он все продолжает рассказывать о гранд-финале! (смех)

И: Наверное, благодаря этому радостному событию в нем что-то пробудилось.
К: Я ведь тоже, после того как деятельность группы прекратилась, постоянно c грустью думал об участниках группы. И то, что мы все встретились таким счастливым образом, наверняка обрадовало и MACHI тоже. И конечно, он смог полностью выразить и свою благодарность к зрителям.

И: Не только участники группы, но и зрители были совершенно счастливы.
К: Я по возможности старался не смотреть на лица зрителей… Иначе не мог сдержать слез (грустная улыбка). Но когда нечаянно посмотрел, во время песни LAREINE “Metamorphose”, то заплакал.

И: Итак, теперь наступил 2016 год, то есть 21 год вашей музыкальной карьеры. Вы же объявили свои планы относительно сольного проекта, а теперь мне хочется подробнее расспросить вас о молниеносном воссоединении Versailles.
К: На самом деле, оно не было таким уж молниеносным. В сентябре 2014 года вышел мой сольный альбом «Heart», в его записи принимали участие HIZAKI и MASASHI. Именно тогда HIZAKI и сказал о Versailles, что если начать снова, то будущий год как раз подойдет.

И: И что вы почувствовали, услышав эти слова?
К: После того, как Versailles остановили свою деятельность, я единственный отделился от лейбла, к которому принадлежала группа. И после этого я начал сольную деятельность, а остальные четверо организовали группу Jupiter. Но честно говоря, то, что они вчетвером без меня начали выступать в новой группе, было мне очень неприятно. И я твердо решил, что если и возобновлять активность Versailles, то я ни за что не предложу это первым.

И: Может быть, этот разговор вам неприятен, но это действительно правда, которую Вы рассказываете впервые?
К: Да. Мне просто не хотелось никого ранить, поэтому была “правда, которую я похоронил», но я считал, что такие разговоры не нужны. Но сейчас, когда решено возродить Versailles, я думаю, что будет правильно, если все узнают правду. Иначе будут люди, которые не поймут причин воссоединения группы, и вообще, для того, чтобы двигаться в будущее, лучше будет раскрыть все, как было. Именно поэтому мне поручили в интервью в этом номере рассказать об этом.

И: Итак, слушаю со всем вниманием.
К: Когда я узнал о начале деятельности группы Jupiter, я отнесся к этому крайне негативно, решив, что теперь возвращение Versailles будет затруднительно. Я чувствовал себя отвратительно. Но потом я постарался мыслить рационально. Раз мы теперь разделились на две части, то в качестве стратегии соперничество может стать весьма интересным. Конечно, мы продолжали общаться и обмениваться новостями. И вот после этого и последовало предложение HIZAKI. Но перед этим я пригласил их участвовать в записи моего сольного альбома. И именно потому, что они согласились, я написал лирику к одной из песен этого альбома «Katate ni yume wo motsu shoujo».

И: То есть?
К: Я выразил в этих словах и мои чувства по отношению к HIZAKI: “Соединив наши руки, поймаем мечту». То, что он снова предложил возродить Versailles, то, что они участвовали в записи моего альбома, именно это дало мне решимость написать эти строки. Сейчас я уже могу сказать об этом.

И: Значит, для Вас HIZAKI является особенным человеком?
К: Я был действительно рад, когда он предложил снова возродить группу и я смог принять его предложение. Потом мне потребовалось довольно много времени, чтобы переговорить с TERU и YUKI. Поскольку MASASHI присутствовал во время разговора с HIZAKI, то я знал его позицию. Честно говоря, с YUKI мы встретились вдвоем лицом к лицу после очень долгого перерыва. В нашей группе я терпеть не мог YUKI.

И: Это заявление само по себе словно разорвавшаяся бомба.
К: На самом деле, если с HIZAKI у нас была напряженность в отношениях, то с YUKI все было просто опасно. Чувствовалось что есть нить, которая связывала нас с HIZAKI, но YUKI занял позицию, которая разрушала этот баланс. TERU и MASASHI никогда особенно не настаивали на своем мнении. Но YUKI настаивал на своем и разрушал баланс в коллективе. Конечно, мне, как лидеру группы, это не нравилось. И я уже не смог сплотить группу в одно целое. И теперь я все это высказал ему в лицо: «Терпеть тебя не могу!»

И: Надо же.
К: YUKI тоже имел многое, что хотел мне высказать. С общем, мы многое обсудили и почувствовали облегчение. Ведь если в группе есть какие-то напряженные моменты, то неизбежно возникают ссоры, не так ли? Во время бонэнкая (проводы старого года — при. Перев.) в 2008 году YUKI устроил большой скандал и довел меня до слез. Но в этот раз мы все-таки не поссорились. «Я тебя терпеть не могу!» «Правда, что ли? Ха-ха-ха!» (смех).

И: Если коллеги-мужчины поговорят откровенно, то все налаживается.
К: Да, это действительно так. Теперь все хорошо. Все-таки время и расстояние помогли нам признать правоту друг друга. Таким образом, признав мнение каждого, мы смогли собраться вместе и придти к решению: «Собираем Versailles!” Но перед этим у меня было одно условие.

И: После того, как решили собрать группу снова?
К: Да. Мне хотелось объявить о воссоединении Versailles на моем концерте. То есть хотелось объявить это, непосредственно глядя в лица в фанатов. Но естественно, я не мог придти на концерт Jupiter и сделать такое объявление. К тому же мне хотелось, чтобы стали понятны и мысли всех четверых, хотя на сайте группы 20 декабря уже появилось предварительная информация.

И: Ваше условие, Камиджо-сан, возможно, кому-то могло показаться высокомерием, но если задуматься сейчас, это было наилучшим решением. Ведь объявить о воссоединении Versailles во время концерта всех времен было очень естественно.
К: Однако мне не хотелось устраивать этот концерт только ради Versailles, поэтому создать соответствующую атмосферу было действительно сложно.

И: Вот Вы говорили, что решили, что сами ни в коем случае не будете предлагать вновь собрать группу. То есть Вы понимали, что в зависимости от отношения других участников, группа могла больше никогда не собраться?
К: Перед тем, как приостановить свою деятельность, на последнем концерте я заявил, что Versailles обязательно соберутся снова. И когда в самом конце мы вместе прыгали, я сказал: «Если мы все обещаем вновь вернуться в Versailles, то прыгаем!» Конечно, в то время я и не подозревал, что они вчетвером организуют без меня свою группу. Я искренне верил, что они тоже хотят потом вернуться в Versailles. Это сейчас все становится понятно (горькая улыбка). Но тогда я сказал эти слова, искренне веря в это. Но если бы я тогда это не сказал, то все бы пожалели об этом.

И: Итак, Вы ожидали будущее, в которое верили, а со стороны других участников группы первым движением на встречу были слова HIZAKI?
К: Услышав его слова, я спросил его: «А почему ты думаешь, что будущий год будет подходящим для возрождения Versailles?” Мне хотелось понять, что послужило поводом для такого предложения. Мне хотелось услышать это от него самого. Но… сам я думаю, что большую роль тут сыграло то, что HIZAKI теперь сам стал лидером группы Jupiter и теперь смог во многом понять меня. И теперь во время наших разговоров он часто рассказывает, какие у него бывают сложности. Но когда разговор заходит о Jupiter, я не высказываю своего мнения. Ведь я там посторонний человек. Но из рассказов HIZAKI я хорошо понял, что он любит Jupiter и уважает его вокалиста, потому и создает там музыку.

И: Может быть теперь, когда есть и другие вещи, которые дорогие, вы больше цените и уважаете чувства друг друга, чем раньше, когда вместе выступали в Versailles. И конечно, я тоже очень рад воссоединению Versailles, которое с нетерпением ждут все поклонники группы.
К: Как я говорил, у каждой группы есть своя атмосфера. И я не считаю, что участники группы обязательно должны быть друзьями. Но сейчас Versailles — группа, которая движется к одной цели, поэтому отношения у нас очень хорошие. Все четверо, кто работал в Jupiter, приобрели важный опыт, и теперь у них есть большое желание показать: «Теперь мы можем и это!» Это и дизайн TERU, одним словом, вернувшись в Versailles, мы привнесем туда многое.

И: Наверное, возродившаяся группа Versailles после некоторого перерыва, будет немного другой, пусть и с теми же участниками?
К: Мы и сами осознаем, что Versailles — это большое пространство. И поэтому двигаться шаг за шагом, каждый из которых будет больше другого мы не сможем. Концертов у нас тоже будет много. Если говорить о количестве, то моих сольных концертов будет больше.

И: У HIZAKI есть Jupiter, так что вам придется согласовывать свою активность.
Они четверо — это четверо, и я — это я, такое разделение, думаю, всем понятно.

И: А сейчас я хочу расспросить о Ваших планах на будущее в Versailles и в сольном проекте.
К: Уже объявлено, что первый концерт после возрождения состоится 7 августа в Maihama Amphitheater. Также решено, что 25 июня в Zepp Driver City состоится Premium Showcase. Что касается Versailles, сейчас я могу сказать пока только это. Но… на этом концерте прозвучит очень важное объявление.

И: Что? Надеюсь, что-то хорошее?
К: У Versailles есть будущее. Подробности я пока не могу рассказать, но это будет действительно очень важная новость. Поэтому обязательно приходите на этот концерт, чтобы потом не пожалеть. Как я уже сказал ранее, концертов Versailles, особенно в Японии, теперь будет очень мало. Именно поэтому каждый концерт будет очень важен, и хочется каждый раз создать что-то исключительное, поэтому очень хочется, чтобы никто не пропустил их.

И: А что вы скажете про сольный проект? Новая официальная фотография на вашим сайте производит сильное впечатление… Что означает этот вид?
К: В своем музыкальном творчестве я стремлюсь к эстетизму. Особенно это направление сильно в сольном творчестве. Эстетизм — это учение, которое признает красивое, прекрасное, вне зависимости от норм морали и нравственности. И я подумал: «А что, если бы кровь стала бы энергией». Ведь говорят, что в современном мире не хватает энергии. И если бы кровь умерших могла бы использоваться как энергия для следующих поколений, то люди, у которых сильны моральные принципы, наверное, очень очень сильно возражали бы против этого. То с точки зрения эстетизма это возможно. Мне хотелось это выразить, поэтому я сделал эту фотографию — сидя голый в ванне с кровью. В дальнейшем это станет концепцией для развития сольного проекта.

И: Хотя за 20 лет сменилось несколько групп и концепция, менялась амплитуда выразительных средств, но в основе своей то, что Вы, Камиджо-сан, хотели бы выразить в своем творчестве, остается неизменным. Создается впечатление, что со временем оно становится яснее и глубже.
К: Я начал свой сольный проект, не потому, что после остановки деятельности Versailles мне не оставалось ничего другого. В сольном проекте я могу выразить себя на сто процентов. Конечно, и в Versailles я делаю то, что считаю важным для себя, но это группа, поэтому я могу реализовать себя только на одну пятую. Поэтому для меня соло и группа — это совершенно разные вещи.

И: Когда после остановки активности Versailles вы начали свой сольный проект, вам не говорили, что это просто продолжение того, что было в Versailles?
К: Честно говоря, если бы я не был вокалистом Versailles, я бы не пел в стиле метал. Но неправильно было бы сказать, что я продолжил петь в таком стиле только ради тех людей, кто стал моими фанатами в период Versailles. На самом деле, я уже со времен LAREINE начал переходить на этот стиль.

И: Да, гитарист MAYU привнес довольно сильное влияние хэви-метал и хард-рока. Именно поэтому, Камиджо-сан, когда Versailles стали полностью играть в стиле метал, это не вызвало сопротивления с Вашей стороны.
К: Да, я и сам хотел петь в таком стиле. Изначально я был гитаристом, и там элементов хэви-метал было немало. Так что в сольном проекте я просто продолжил работу в том же направлени.

И: В этом году вы будете заниматься одновременно и Versailles, и сольным проектом, то есть нагрузка очень возрастет. Вас это не тревожит?
К: Нет. И самая важная причина, почему я могу это сказать, это то, что я отделился от лейбла группы и организовал свой собственный офис. Хотя еще есть то, чего не удалось достигнуть, но главное, это то, что удалось создать обстановку, в которой можно работать. Для артиста просто необходимо иметь обстановку, с которой можно действовать.

И: Спасибо за сегодняшнее интервью, в котором Вы откровенно обо все откровенно не скрывая и «скрытой правды». Желаю вам энергии в развитии Вашего сольного проекта и в творчестве в Versailles.
К: В то время как проходило празднование 20-летия творческой деятельности, я особенно ярко почувствовал , что если бы отсутствовала хотя бы одна из этих групп, не было бы меня нынешнего. И я переполнен чувством благодарности ко всем, и думаю, что невозможно представить себе более наполненную жизнь. Хотя и неловко говорить это о самом себе (смех). И сейчас передо мною открыт еще более широкий путь. Жизнь человека должна быть окрашена в розовый цвет. Фанаты, стафф, участники группы, все помогают мне двигаться вперед. Ждите, что будет дальше.